Чтобы учиться у Валентина Мельника, в Кременчуг приезжают дети со всей Украины

Ученики переехали вслед за учителем  

52-летний Валентин Иванович Мельник из Кременчуга – не простой учитель. До этого он работал в Александрии, обстоятельства вынудили его переехать. Ранее он вывел  Александрию в лидеры по программированию – местные дети не раз были лучшими на международном уровне. С его переездом этот неофициальный титул перешел к Кременчугу.

Ученики уехали вслед за преподавателем – бросили уютные детские комнаты и бабушкины пирожки и поселились в общежитии вдали от родных. Понимали – если уезжает Валентин Иванович, в Александрии о будущем в сфере IT можно забыть.

Его пытались удержать жильем и даже созданием спецшколы – лицея информационных технологий, но со временем стало очевидно: в Кременчуге все равно больше возможностей для подготовки воспитанников к международным олимпиадам. Хоть и жить пришлось не на подаренных городом квадратных метрах, а в той же общаге вместе с учениками.

В этом году Валентин Иванович получил очередное звание – народный учитель Украины. Также в его копилке – три ордена «За заслуги», звание «Заслуженный учитель Украины» и «Отличник образования Украины» и другие награды и медали.

«КП в Украине» пообщалась с преподавателем, ради занятий с которым в Кременчуг съезжаются дети со всей страны. Он учит в лицее при Кременчугском педагогическом колледже, а также ведет занятия в школе олимпийского резерва при нем же.

– Валентин Иванович, если учитель, как говорят, от Бога, он любого ребенка может научить такому сложному предмету, как программирование?   

– Должны быть определенные задатки, логическое мышление. Ребенка можно научить до какого-то уровня, но без этого будет сложно. До высокого уровня – очень проблемно.

– То есть у гуманитариев нет шансов стать программистами?

– Гуманитарии есть разные. Дело не в этом, а в том, насколько ребенок эрудированный, насколько он способен мыслить.

– Сейчас все чаще взрослые люди идут пробовать свои силы в IT. Как считаете, есть шансы стать успешными в этой сфере, если всю жизнь человек работал библиотекарем или медсестрой?

– Думаю, что шансы есть, и есть примеры, когда люди далеко за 30 меняют профессию и изучают IT. Понятно, что им тяжелее устроиться – много молодежи, которая целенаправленно учится и двигается в этом направлении, и IT-компании больше смотрят на студентов, чем на человека за 30 без опыта работы. Основная проблема – это опыт работы. Если его нет – IT-компании очень придирчиво относятся и редко таких берут. Но есть примеры, когда люди в возрасте учатся, начинают работать и достигают очень неплохих результатов, кстати.

Главное – желание, а не способности

– Если у ребенка есть желание стать программистом, но нет способностей, вы его не возьмете?

– Возьму, конечно. Есть много примеров, когда желание и работоспособность давали даже лучшие результаты, чем у тех, у кого есть природные задатки. Желание играет огромную роль. Без него и трудолюбия вообще ничего нельзя достичь.

У нас есть психолог, которая помогает определить особенности каждого ребенка и дает советы мне, на что обращать внимание. Например, у ребенка хорошее пространственное мышление, но вообще нет логического. Тогда я меняю подготовку. Так же дает советы ребенку.

– Если логического мышления нет, получается, это не приговор? Можно развить?

– Конечно. Если задатки посредственные, но есть желание, то за счет этого можно достичь большего.

– Если ребенок в школе перебивается с тройки на двойку – виноват учитель, который плохо объясняет, или это низкие интеллектуальные способности ребенка?

– Тут, скорее всего, много факторов сходится. Много зависит от начальной школы: если там детей учили мыслить, думать, анализировать – очень хорошо, а если только по шаблону делать, что очень часто встречается… Приходят дети, ты их тестируешь – природные задатки хорошие, а начинаешь работать – они просят: «Дайте мне шаблончик, и я сделаю». Подумать, проанализировать они не умеют, не знают, как подойти к задаче с другой стороны, а не только так, как объяснили. Для меня важно, чтобы ребенок мыслил, даже если он делает это  неправильно.

В нашей школе олимпийского резерва, это подготовка после уроков, у каждого ребенка индивидуальный план. Мы их делим на несколько групп, но не по возрастным параметрам, а по уровню. В группу из 11-х классов может попасть ребенок с пятого или шестого, если он быстро прошел начальные этапы. Мы ему даем возможность двигаться дальше, если он уже может пройти материал за старшие классы.

Со всей Украины дети едут в Кременчуг

– К вам часто приходят дети с запросом, чтобы потом они смогли работать в Google или Facebook? Или их родители?

– Ни одного раза такого не было… Вы задали этот вопрос – сам удивился, что никогда такого не было… Но если б пришли – я б сразу сказал, что не могу этого гарантировать. Да, у нас дети учатся и работают в престижных компаниях – и в Facebook, и Google, и в Snapchat. Проходят стажировку там. Еще до ВНО поступало много приглашений из университетов на обучение. У нас очень хорошая подготовка, по умолчанию лучшие дети со всей Украины приезжают в Кременчуг, чтобы изучать программирование.  

– Какая методика помогает добиваться таких высоких результатов в подготовке учеников?

– Работа в разновозрастных группах. Дети имеют возможность развиваться и двигаться на порядок быстрее, чем когда учатся по программе школы. И мы создали для детей такие условия, мы собрали единомышленников, которые по этой теме могут пообщаться, и они из разных классов. В одном классе может быть один такой ребенок, и ему просто не с кем обсудить тему. К каждому ученику свой подход, чтобы дать возможность развиваться.

– В какие мировые университеты чаще всего поступают ваши выпускники? 

– В основном это КНУ Шевченко. Много приглашений в Ягеллонский университет – победителей международных олимпиад принимают без вступительных экзаменов вообще. Они там получают стипендию – одну из трех видов: научную, за достижения на олимпиаде или обычную, которая составляет примерно 21 тысячу гривен. Были приглашения из Массачусетского университета. Но дети боятся туда лететь.  

– То есть работать в Кремниевой долине, IT-столице мира, украинские дети не мечтают?

– Знаете, есть разные дети. Все-таки в США и Канаде нашим детям тяжело адаптироваться – надо быть более асоциальным, потому что там каждый сам по себе. А у нас дети более общительные, им нужна компания. Чаще едут на стажировку и возвращаются в Киев или куда-то в Европу

– С кем из известных в этой сфере людей вы работали?

– С основателем Snapchat. Он из Одессы, поддерживает детей и спонсирует их подготовку, берет на стажировку.

Вместо IT девушки выбирают любовь

– Как в среде айтишников относятся к девушкам? Есть пренебрежительное отношение?

– У нас девушек любят, но их мало. В Украине единственная девочка, которая была в составе команды на международных олимпиадах, это моя дочка. Она взяла три серебряные медали. Учится на втором курсе КНУ, уже прошла интервью в Snapchat.

В IT-компании берут девушек с большим удовольствием, но большинство в международных компаниях – это выходцы из Китая, Индии.

– Почему девушек в IT так мало? Их считают более слабыми интеллектуально?

– Тут много факторов. Девушки раньше взрослеют, у них появляются другие приоритеты. Может, поэтому, а во-вторых – программисты больше сидят, работают, а не все готовы к такому, наверное… Как бы там ни было, все-таки математиков больше мужчин, и так складывается естественным образом.

– Ваша дочь осталась учиться в Украине. Это явно не о перспективах и не о деньгах. Вы ее не отговаривали?

– У нее был выбор – еще в 8-м классе она получила золотую медаль в Болгарии на юниорской олимпиаде, ее пригласили в Ягеллонский университет. Она сомневалась, но выбрала университет Шевченко. Может, сыграла ситуация с ковидом. Но самое главное, наверное, это любовь – ее избранник тоже учится в Киеве. Мы на нее никогда не давили. Она принимала решение сама.

Дочь Валентина Мельника София – единственная девушка в составе украинской команды на международных соревнованиях.

«Никогда не пытался копировать»

– Стать хорошим учителем может только тот, кто сам был хорошим учеником, или у вас другое мнение?

– Есть такие вопросы, на которые я не знаю, что отвечать. Это такое комплексное понятие… В школе у меня было довольно хорошо с математикой – за 20 минут мог сделать два варианта. Иногда мне давали дополнительные задания, иногда просили сидеть тихо и не мешать другим. В дальнейшем я понял, что для каждого ребенка должна быть своя работа на уроке – и двигаться вперед нужно в зависимости от своих возможностей и способностей, а не так, как все. Должно быть общение с детьми на уровне, нужно давать детям выражать свою мысль, даже если она неправильная. Они должны генерировать идеи, правильные или нет. Должно быть общее обсуждение тем и их решение.

Я не знаю, как стать хорошим учителем. Единственное, что могу сказать – никогда не пытался что-то скопировать. Вот у нас как: о, давайте делать все, как он. И как бы хорошо ни сделали, это всего-навсего копия, неважно, хорошая или плохая, но копия. Каждый учитель должен делать то, что он может лучше всего, именно он. Найти что-то такое в себе, реализовать и в этом направлении развиваться. Копирование толка не даст.

– Какую роль играет дисциплина? Можно ли провести параллель между ней и будущим успехом ученика или среди лучших тоже есть хулиганы?

– Да они большинство из хулиганов… Каждый ребенок особенный, у каждого свой характер, к каждому можно найти свой подход. Дисциплина должна быть, у меня она и есть, но это должен быть такой сам собой установленный порядок. Я могу выйти, но дети продолжат работать. У нас такая среда – есть время для работы, есть для обсуждения. Эксцессов нет.  

Победители впервые получили премии

– Что ученикам дают победы на олимпиадах?

– Победители международных олимпиад за два предмета на ВНО получают по 200 баллов – выбирают их. В других странах немного лучше – например, в Ягеллонском университете их зачисляют автоматически, у них есть привилегии насчет проживания и стипендии.

Олимпиады – это своего рода рынок, где айти-компании уже присматриваются к детям и рано или поздно делают приглашение на стажировку.

В этом году дети – победители международных олимпиад впервые получили премии – по 100 000 гривен из президентского фонда. На встрече президент сказал, что учителя, которые готовили, тоже будут получать похожие премии. До этого ничего такого не было. То, что начали награждать детей, большой плюс.

– Кем из ваших выпускников вы гордитесь? Есть ученики с особенными историями? 

– Я ими всеми горжусь. Они все одаренные. Не хочу кого-то выделять. После выпуска они приезжают и помогают готовить младших, друг друга поддерживают и переживают, смотрят онлайн-трансляцию олимпиад. Каждый из них особенный и прекрасный. Кто-то становится меценатом, кто-то проводит уроки дополнительные.

В 2014 году мы открыли первую в Украине компьютерную школу и берем туда около 100 детей со всей страны, часть – из малообеспеченных семей, часть – чьи родители в АТО. Ищем спонсоров и полностью покрываем их пребывание.

– Среди ваших учеников есть гении? Как считаете, гением нужно родиться или можно стать?

– Много среди них гениев. Просто гениальность еще надо закрепить хорошей работой. Каким бы гениальным ни был ребенок, если он не работает, то рано или поздно начинает проигрывать тем, кто более усердно трудится. Таких примеров много.

Ученики Валентина Мельника почти каждый год становятся победителями или медалистами на международных олимпиадах.

Если отдыхаете – уже проигрываете

– С вами в Кременчуг переехали 14 ваших учеников. Как это произошло – пришлось уговаривать ради долгосрочных планов?

– Нет, они сами решили, некоторых родители даже отговаривали. Семь из них – одиннадцатиклассники, которые переехали на один год. Им предоставили общежитие – они жили на девятом, а я с семьей – на первом этаже. Каждый день собирались на чаепития. Некоторым родители снимают квартиры, но обычно живут в общежитии.

Тогда в Александрии уже шесть лет были результаты на международных олимпиадах, и этот провинциальный город был лидером по программированию в Украине. Когда нам предложили переехать, я собрал детей и объяснил ситуацию. Они сказали, что тогда переезжают также, чтобы готовиться дальше. Младший ученик был в восьмом классе, носки не умел стирать сам. На это и упирали родители, но его не остановило.

– Ученикам было сложнее отмазаться, почему не сделали домашнее задание, раз они всегда были у вас на виду?

– У меня не возникало проблем с тем, чтобы не сделали домашнее задание. Это больше их проблема – потому что в дальнейшем может аукнуться. У нас домашнее идет в режиме олимпиады: они могут зайти на сервер и его решать в любой момент. Если не решили, будут решать, а все остальные пойдут вперед. Поймут, что им придется догонять других. У нас такое неписаное правило: если вы сейчас отдыхаете, то вы уже проигрываете, потому что ваши конкуренты готовятся. Если отдыхаете, что тоже нужно, то потом найдите время, чтобы догнать.

Победителей определяют на собеседовании

– Дети должны любить учителя или предмет?

– Роль учителя очень большая, дети, наверное, выбирают предмет из-за учителя в 90% случаев, а то и больше.

– Что вы делаете, чтобы наладить контакт, понравиться ученикам?

– Если учитель пытается понравиться ученику – это все, провал. У него другая задача – он должен донести, что и как делать, должен научить ученика учиться. Не зубрить, а именно учиться – уметь найти ту информацию, что ему нужна, уметь использовать ее в той или иной момент.

– О вас говорят, что вы уже на собеседовании видите, станет ли ребенок победителем. Как вам это удается и часто ли угадываете?

– Угадать мне удается в 99% случаев. Об этом можно судить по общению, эрудированности, горящим глазам. Он также проходит тесты, которые показывают, насколько он мыслит. К нам дети приходят и в 8 лет, и в 14-15. Был мальчик, который пришел в 10-й класс – он вообще программированием не занимался. Через месяц начал ходить на дополнительные занятия, а через полгода получил диплом на всеукраинских соревнованиях. У него была нестандартная логика, он занимался шахматами. В 11-м классе взял серебряную медаль на международной олимпиаде. У нас очень много талантливых детей, им просто нужно дать возможность раскрыться.

Читайте також